Tag Archives: antique meat tenderizer

Jean-Louis Aubert (Dichter)

Jean-Louis Aubert (* 15. Februar 1731 in Paris; † 10. November 1814 ebenda), auch Abbé Aubert genannt, war ein französischer Weltgeistlicher, Fabeldichter, Journalist und Literaturkritiker.

Jean-Louis Aubert war ein Sohn des Komponisten Jacques Aubert. Er studierte am Collège de Navarre, erhielt die Priesterweihe und wurde zum Chapelain de l’église de Paris ernannt, übte das Amt aber nur kurze Zeit aus. 1751 wurde er Redaktionsmitglied der neugegründeten Affiches de Paris. Ab dieser Zeit widmete er sich nur noch seiner journalistischen und literarischen Tätigkeit. Seine erste Fabeln, deren philosophischer Gehalt Voltaires Beifall fand smartphone running belt, erschienen im Mercure de France antique meat tenderizer. 1773–1784 hatte er die Professur der französischen Literatur am Collège de France inne, die eigens für ihn eingerichtet wurde. 1774 wurde er als Nachfolger von François-Louis Claude Marin zum Generaldirektor der Gazette de France und zum königlichen Zensor berufen.

Seine Fabeln zeichnen sich trotz eines gewissen philosophischen Anstrichs der Mehrzahl nach durch Natürlichkeit und Anmut aus. Sie haben oft sehr poetischen Charakter. Auberts gesammelte Schriften erschienen 1775 als Fables et oeuvres diverses in zwei Bänden.

Восстание кристерос

1926 — 1929

Мексика

Положения конституции 1917 года, направленные на ограничение роли Римско-католической церкви в стране.

Подавление восстания

Отсутствуют

&nbsp waterproof case 5s;Мексика

Кристерос

100 000 (1929)

50 000 (1929)

56 882

30 000

До открытия европейцами

Колониальный период

Война за независимость

Первая империя

Первая федералистская республика

Централистская республика

Американо-мексиканская война

Вторая федералистская республика

Гражданская война

Французская интервенция

Вторая империя

Восстановленная республика

Диктатура Порфирио Диаса

Мексиканская революция

Восстание кристерос

Революционный каудилизм

Реформы Ласаро Карденаса

Экономический подъём

Неолиберальные реформы

Настоящее время

Восстáние кристéрос (1926—1929) — военный конфликт в Мексике между федеральными силами и повстанцами кристерос (Guerra de los Cristeros, самоназвание мятежников от исп. Cristo — Христос), боровшимися против положений конституции 1917 года, направленных на ограничение роли Римско-католической церкви в стране.

Конституция 1917 года лишила церковь права владеть недвижимым имуществом и приобретать его. Упразднялись монастыри, запрещалось религиозное обучение. Религиозные акты могли проводиться только в стенах специально отведённых помещений. Священникам запрещалось носить церковное облачение в общественных местах. Не разрешалось поднимать в проповедях какие-либо политические вопросы. Все служители церкви лишались избирательных прав. Запрещалась деятельность любых общественных организаций, в названии которых была отражена их связь с религией или церковью.

В начале 1926 года Плутарко Элиас Кальес принял ряд мер по осуществлению антиклерикальной программы конституции. В конце февраля из страны были высланы несколько десятков иностранных священников, не имевших по конституции права отправлять службу на территории Мексики. Президент предложил также изменить или дополнить уголовное законодательство, предусмотрев в нём наказание за нарушение антиклерикальных положений конституции.

В июне был опубликован текст такого закона (вступавшего в силу 1 августа). По новому закону любой иностранец, продолжавший совершать богослужения на территории Мексики, подлежал штрафу в размере 500 песо или аресту на 15 суток. Такое же наказание предусматривалось для священников, открывавших религиозные школы. Монастыри подлежали немедленному роспуску, а члены обнаруженных монашеских ассоциаций лишались свободы на срок до двух лет. Кроме того, священнослужитель, выступавший с призывами к неповиновению правительству, мог быть лишён свободы на срок от 6 лет, а с критикой конституции — на срок от года до 5 лет.

В июле 1926 года мексиканские епископы решили приостановить проведение богослужений в церквях, правительство сочло это решение попыткой настроить народ против государства. Прекращение богослужений положило начало кровопролитному восстанию кристерос.

Наиболее известными лидерами повстанцев были Энрике Горостьета, Хесус Дегольядо (исп.) (фармацевт), Викториано Рамирес (управляющий) и два священника (Аристео Педроса (исп.) и Хосе Рейес Вега (исп.)). Непосредственно в боевых действиях участвовало пять священников.

23 февраля 1927 года кристерос одержали первую победу в Сан-Франсиско-дель-Ринкон (Гуанахуато), за ней последовала ещё одна — в Сан-Хулиане (исп.) (Халиско). 19 апреля отец Вега совершил рейд на поезд, перевозящий деньги. В перестрелке был убит его брат. Люди Вега облили вагоны бензином и подожгли их, при этом погиб 51 мирный житель.

Это зверство повернуло общественное мнение против кристерос, и к лету восстание было почти полностью подавлено. Но оно обрело новую жизнь благодаря усилиям неграмотного, но прирождённого партизанского вождя, Викториано Рамиреса (исп.), известного как «El Catorce» (с исп. — «четырнадцать»). Легенда гласит, что это прозвище Рамирес получил antique meat tenderizer, потому что во время побега из тюрьмы он убил все 14 человек из отряда, посланного за ним.

Были созданы также и женские бригады кристерос, их задачей был сбор денежных средств, оружия, провианта и информации для бойцов-мужчин, и уход за ранеными. К концу войны эти формирования насчитывали 25 000 членов. Военные же силы кристерос насчитывали к 1929 году 50 000 человек.

Урегулирование конфликта стало возможным при лояльно настроенном к церкви президенте Эмилио Портесе Хиле. В 1929 году при содействии США и Ватикана удалось примирить духовенство и мексиканское правительство. Снова было разрешено религиозное воспитание (но не в школах), разрешалась подача ходатайств о реформировании законодательства, церковь была восстановлена в своих имущественных правах — хотя юридически недвижимость по-прежнему находилась в государственной собственности, церковь получала над ней фактический контроль bpa drink bottles. Это устраивало обе стороны, и духовенство прекратило поддержку мятежников. Однако большинство повстанцев, чувствуя себя обманутыми, продолжало борьбу в течение ещё двух лет.

Война унесла около 90 тысяч жизней: 56 882 человек со стороны федеральных войск, 30 000 кристерос, и большое число гражданских лиц и кристерос, которые были убиты в антиклерикальных рейдах после окончания конфликта.

Правительство не выполнило условий перемирия — примерно 500 лидеров кристерос и 5000 рядовых участников сопротивления были расстреляны, часто в своих домах, в присутствии жён и детей. Особенно оскорбительной для католиков стала полная государственная монополия на образование. Преследования были продолжены и во время президентства Ласаро Карденаса, анти-католически настроенного социалиста, и не прекращались до 1940 года, когда президентом стал практикующий католик Мануэль Авила Камачо.

Последствия войны для церкви оказались весьма плачевными. В период с 1926 по 1934 год по меньшей мере 40 священников были убиты. Из 4500 священников, служивших Ватикану до восстания, в 1934 году осталось только 334 (имевших разрешение правительства), на 15 миллионов человек населения. Причиной сокращения количества священников стали эмиграция, высылка и убийства. К 1935 году 17 штатов не имело священников вовсе.

Lister v Hesley Hall Ltd

Lister v Hesley Hall Ltd [2001] is an English tort law case, creating a new precedent for finding where an employer is vicariously liable for the torts of their employees. Prior to this decision, it had been found that sexual abuse by employees of others could not be seen as in the course of their employment, precluding recovery from the employer. The majority of the House of Lords however overruled the Court of Appeal, and these earlier decisions, establishing that the “relative closeness” connecting the tort and the nature of an individual’s employment established liability.

A boarding house (Axeholme House) for Wilsic Hall School, in Doncaster was opened in 1979; the principal students to live there having behavioural and emotional difficulties. The claimants in the instant case had resided there between the years 1979 to 1982, being aged 12 to 15 during this time, under the care of a warden, who was in charge of maintaining discipline and the running of the house. The warden lived at the house also, with his disabled wife, and together they were the only two members of staff in the house. His duties were ensuring order, in making sure the children went to bed, went to school, engaged in evening activities, and supervising other staff. It had been alleged by some of the boys that the warden had sexually abused them, including inappropriate advances and taking trips alone with them. A criminal investigation took place some ten years later, resulting in the warden being sentenced to seven years imprisonment; following this, the victims brought an action for personal injury against the employers, alleging they were vicariously liable.

T v North Yorkshire CC, decided just two years earlier by the Court of Appeal, had found that a headmaster’s sexual abuse of a child on a field trip was not within the scope of his employment, a previous criterion by which an employer could be found vicariously liable. This was the view taken prior to the House of Lords appeal, but was reversed, with Lord Steyn making the leading judgment. Here, he cited a recent Canadian case, which had imposed liability for intentional torts cheap water bottles, creating a new test of ‘close connection’, rather than using previous formulations:

Employing the traditional methodology of English law, I am satisfied that in the case of the appeals under consideration the evidence showed that the employers entrusted the care of the children in Axeholme House to the warden. The question is whether the warden’s torts were so closely connected with his employment that it would be fair and just to hold the employers vicariously liable. On the facts of the case the answer is yes. After all antique meat tenderizer, the sexual abuse was inextricably interwoven with the carrying out by the warden of his duties in Axeholme House. Matters of degree arise. But the present cases clearly fall on the side of vicarious liability.

This decision is significant in the Lords’ assessment of the Salmond test for vicarious liability as inadequate. The previous test had been framed as follows:

The Lords’ new assessment was summarised as such:

This new test of close connection has been described as ‘fairer’, and of greater use to claimants. Lord Clyde stated three principles in his judgment which he felt should be considered:

Of importance is that the employment status of an individual cannot merely have provided the employee with an opportunity to commit a tort. There must be a connection between the duties of an employee and the tort committed, as restated in the subsequent case of Dubai Aluminium Co Ltd v Salaam, involving deceit and theft.

Following this expansion of liability, employers have been found liable in subsequent cases for intentional torts of their employees. In Mattis v Pollock vicarious liability was found where a bouncer, intent on revenge swiss water bottle, stabbed a patron of the night club he worked at. Dubai Aluminium Co Ltd v Salaam established liability for fraud of employees football jerseys on sale, where it is outside of their duties or authority to make certain representations.